Заказ на изготовление изделий из алюминия. Биткоины из Иркутской области

Рекламные конструкции из алюминия

Конструкции из алюминия на заказ.

Для возведения Братской ГЭС требовалось чрезвычайно много бетона, одна только ее плотина состоит из 5 млн т бетона. Цементные заводы росли в Братске, как грибы в тайге после дождя. Сейчас на их полуразрушенной территории часто размещаются всевозможные склады, кустарные производства, автомойки, шиномонтажи и тому подобные хозяйствующие субъекты. В одном из корпусов такого невостребованного новым временем бетонного завода на окраине Братска расположился ничем не примечательный, кроме забора с колючей проволокой и автоматчика Росгвардии на входе, центр обработки данных (ЦОД) Bitriver — крупнейшей в России майниговой компании, где размещено около 50 тыс. устройств ASIC (Аpplication Specific Integrated Circuit).

Россия, оказывается, на данный момент занимает 4-е место в мире в этом сегменте после США, Канады и Казахстана, на ее долю приходится примерно 15-20% мирового объема производства биткоинов. Кто бы мог подумать?! Но после запрета на добычу во Внутренней Монголии китайские инвесторы массово пришли на евразийские просторы, где стоимость доступа к инфраструктуре на 50% ниже, чем в Северной Америке. Прибавьте сюда глобальный энергетический кризис, накрывший в середине прошлого года разные регионы мира, включая Европу, и станет совершенно очевидно, почему Иркутская область с ее профицитной гидроэнергетикой и одним из самых дешевых тарифов за электроэнергию в стране и в мире в целом — просто Мекка для этого бизнеса. При этом такого вида предпринимательской деятельности в России как бы нет, законодательно она никак не регулируется, а последняя инициатива ЦБ РФ вообще сводится к тому, чтобы запретить хождение альтернативных цифровых валют, включая биткоин.

За короткий срок своего существования Bitriver (ввод в эксплуатацию объекта с объемом инвестиций в 1 млрд руб. произошел в 2017 г. ) стал заметным игроком не только в своем сегменте, но и с точки зрения регулирования энергопотребления в регионе. Около 90% себестоимости в работе ЦОД – электричество. Bitriver потребляет до 100 МВт в месяц, что сопоставимо с уровнем потребления среднего масштаба промышленного предприятия. Майнинговая ферма стала крупнейшим оператором управления спросом, помогая энергосистеме стабильно проходить пиковые часы потребления. Когда системный оператор предсказывает пик энергопотребления в регионе, Bitriver по команде снижает определенную часть своего потребления для выравнивания суточного графика, регулируя таким образом сетевую нагрузку. За это системный оператор даже доплачивает компании, формируя до 15% ее выручки. Т.е. став достаточно крупным энергопотребителем в регионе, майнинговая ферма оказывает содействие стабильной работе энергосистемы.

  Заказ на изготовление изделий из алюминия. «Чепецкий механический завод» расширил линейку титановой продукции для судостроительной и авиационной промышленности

Чего, конечно, нельзя сказать о нелегальных майнерах. Если официальная майнинговая ферма потребляет энергию по промышленным тарифам Иркутской области (порядка 2,2 руб. за киловатт/час), то нелегалы берут электроэнергию по тарифам для населения, которые существенно ниже (для потребителей сельской местности — менее 90 копеек за киловатт/час, для физических лиц в городах — 1,2 руб. за кв/час). Мало того, что такие майнеры не платят налоги со своей деятельности, они перегружают распределительные сети, что приводит к массовым поломкам энергооборудования, авариям и веерным отключениям. «Не побоюсь преувеличить, но в Иркутской области в каждом коттеджном поселке и в каждом садоводческом хозяйстве найдутся хотя бы несколько майнеров. Это проблема колоссального масштаба», — говорит генеральный директор Bitriver И. Рунец.

Заказать алюминиевую конструкцию на балкон

Bitriver работает с иностранными клиентами — их около 10, преимущественно из Японии и Ближнего Востока. Спрос на предоставление инфраструктурных услуг, по словам руководителя компании, высокий. Сейчас Bitriver достраивает два объекта сопоставимой мощности: один в Усть-Илимске (тоже Иркутская область) и второй — в Бурятии, на территории опережающего развития. Дальнейшее экспансивное развитие, наряду с Иркутской областью и Бурятией, предусматривается в Красноярском крае, Туве, Ямало-Ненецком автономном округе, Дагестане.

Майнинг криптовалюты, как и работа любого масштабного дата-центра, связан с высоким углеродным следом. Не случайно инфраструктуру стараются располагать в холодных регионах, чтобы минимизировать энергозатраты на охлаждение электронно-вычислительной техники. Чем больше выпускается в мире биткоинов, тем больше требуется энергии, тем больше выбросов. Разумеется, сейчас эта индустрия тоже ориентируется на климатическую повестку и стремится к декарбонизации. Единственный вариант, при котором биткоин может стать зеленым, — это использовать 100% зеленой энергии. Пока в мире только около 40% биткоинов получается таким образом.

  Заказ на изготовление изделий из алюминия. Челябинский цинковый завод запускает уникальный энергетический проект

Bitriver — один из крупнейших покупателей «зеленых сертификатов» En+. Эти сертификаты подтверждают факт того, что использованная в производстве электроэнергия имеет низкий углеродный след. «Приобретение этих сертификатов дало нам возможность на международном уровне доказать клиентам, что мы потребляем только зеленую энергию», — рассказал И. Рунец. Другие крупные приобретатели сертификатов — логистическая компания Трансконтейнер и Сбербанк, чьи дата-центры потребляют энергии не меньше майнинговых ферм и чьи выбросы углекислого газа сопоставимы с уровнем металлургической промышленности.

Майнинг биткоинов, по сути, — экспорт электроэнергии с высокой добавленной стоимостью. Сам биткоин представляет собой сгусток энергии, прошедший целый ряд транзакций. Но это не хранилище энергии. Роль энергии в биткоине — это, скорее, толщина стенок сейфа, защищающего информацию. Блокчейн-технологии развиваются достаточно бурными темпами. Но отрасль, конечно, рискованная. В начале ноября биткоин обновил рекорд стоимости, поднявшись до $69 тыс. Однако с тех пор стоимость криптовалюты в основном падала, а с началом январских событий в Казахстане, втором крупнейшем центре майнинга в мире с достаточно дешевой энергии, курс биткоина упал ниже $41 тыс. Т.е. работа на этом рынке весьма ситуативна.

Подробнее о ситуации на этом формирующимся рынке, еще не ставшем легальным, но уже балансирующем сейчас на грани закрытия по инициативе Центробанка, читайте в февральском выпуске МСС.

Оборудование для производства изделий из алюминия.

Добавить комментарий